Лейтенант

Шейнкман Яков Михайлович

1921
-
Награды

Орден Отечественной войны 1 ст.

Орден Отечественной войны 2 ст

Медаль За взятие Кенигсберга

Медаль За победу над Германией

Звания

Младший лейтенант 1940

Лейтенант

 

Должности

1940-41 - 37 ОКАЭ (Отдельная корпусная авиационная эскадрилья)  Летчик-наблюдатель (штурман)

1941 - 316 ОРАП (Отдельный разведывательный авиационный полк)  Летчик-наблюдатель (штурман)

1943 --44 -  914 НБАП (Ночной бомбардировочный авиаполк), 5-я Гвардейская танковая армия  Штурман

1944-45 - 914 ОАПС (Отдельный авиаполк связи) 5-я Гвардейскафя танковая армия   Штурман

Биография

Яков Шейнкман родился в Киеве в 1921 г. Еще в школе, видя плакаты Осоавиахима, загорелся желанием пойти в авиацию. Занимался в аэроклубе, учился летать на У-2.

Окончив школу, в 1938 г в 17-летнем возрасте был направлен в летное училище, и с этого момента начинается его служба в РККА.

В 1940 г, получив специальность штурмана и звание младшего лейтенанта, Яков попал в войска Киевского особого военного округа,  в 37-ю Отдельную корпусную авиаэскадрилью (ОКАЭ), приданную 4-му Механизированному Корпусу.

В войне Яков – с самых первых ее минут. В воспоминаниях он описывает, в каком плохом состоянии находились самолеты, вооружение, вся матчасть к лету 1941 г. 22 июня их подняли по тревоге в 3 часа ночи, а в пятом часу над ними появились немецкие бомбардировщики.

Далее было отступление, потеря боевой техники полка, выход из Киевского окружения, переформирование.

Затем была служба в 316 Отдельном разведывательном авиационном полку.

В 1943 году Яков попал в 994-й Ночной бомбардировочный авиаполк недавно созданной 5-й Гвардейской танковой армии, сыгравшей одну из ключевых ролей в ходе Курской битвы.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ:

Г.Койфман:  Как выглядело поле под Прохоровкой?

Я.Ш. - Это нельзя описать словами, вокруг все горело: техника, земля, люди... Сплошной огонь. Мы садились на своих ПО-2 (У-2) возле КП танковых бригад ведущих бой, рядом с местом сражения, перебежками под разрывами бежали на командный пункт, передавали секретный пакет, и снова взлетали над "морем огня". После каждого вылета механики заделывали десятки дыр в плоскостях. Прохоровка - это самое страшное, что я видел на войне.

Основной боевой машиной в полку являлся примитивный По-2.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ:

Я.Ш. - ПО-2 - их называли - "летающая мишень". Мы выше восьмисот метров никогда не летали, и, обычно, на все задания самолеты полка шли на высоте до ста метров, и с земли, не то, что с зенитки, одной пулеметной очередью легко было сбить нашу "этажерку". А вот немецких истребителей мы боялись меньше, так как разница в скорости была огромной, если тебя первой очередью не сбили, то истребитель просто проскакивал мимо, и мы успевали снизиться и почти на нулевой высоте уйти от них, нас уже просто трудно было заметить на фоне леса….  У нас были еще "небоевые потери", несколько экипажей погибли в результате авиапроишествий, бились из-за технических поломок или по неопытности летчика во время сложных посадок. Летать приходилось в любую погоду, у нас своей метереологической службы не было. В 1943 году, зимой, на Украине мы полетели в штаб армии за заданием, расстояние всего 80 километров, так за время перелета были вынуждены четыре раза садиться и сбивать лет с крыла, "с угла атаки", иначе бы разбились из-за обледенения.

Г.Койфман:  В "национальном аспекте" у Вас на фронте были какие-либо осложнения?

Я.Ш. - В открытую мне на войне за мою национальность никто ни разу слова обидного не сказал, отношения между летчиками были самые хорошие, товарищеские, и когда к нам с пополнением пришел новый летчик по фамилии Юрченко, и стал за моей спиной настраивать ребят "против евреев", то ему мои друзья быстро объяснили, что в нашем полку такой номер не пройдет.

Г.Койфман:  Где и когда Вы получили ранение?

Я.Ш. - В декабре 1944 года, в Курляндии. Два экипажа ПО-2 отправили в штаб танковой части, стоящей в заслоне против окруженной группировки в Либаве. Мы с трудом нашли место для посадки, штаб стоял на болоте, и как раз шел немецкий артиллерийский обстрел, пушки стреляли из глубины леса, который начинался километрах в двух от этого штаба. Дело было вечером, нам показали домик, в котором мы могли бы разместиться на ночлег, мы пошли к нему по тропинке, снаряды рвались в болоте неподалеку, и земля колебалась под нашими ногами. Так вот, в этот домик попал снаряд, и очнулся я уже в госпитале, в городе Дзялдау, весь забинтованый и рука в гипсе. Еще один снарядный осколок попал под правую лопатку, но не прошел навылет. Меня прооперировали, вытащили осколки, и восстановили кисть правой руки. В марте месяце была медкомиссия, которая вынесла решение отправить меня для дальнейшего лечения в глубокий тыл. Когда я это услышал, то заявил, что продолжить лечение я могу в медсанчасти своего подразделения, и что я обязан продолжать выполнять свой воинский долг перед Родиной, а не сидеть в тылу. Врачам мои слова, видно, понравились, и моя просьба отправить меня в свою часть была удовлетворена.

 

Основной функцией подразделения, в котором служил Яков, было обеспечение связи между штабом и боевыми частями танковой армии, доставка секретных пакетов и других документов. Поскольку полеты совершались непосредственно на передовой, иногда при посадке бывали случаи, что в месте предполагаемого расположения одной из частей армии оказывались немцы, и приходилось взлетать под огнем.

ИЗ НАГРАДНОГО ЛИСТА

Тов Шейкман в период напряженных наступательных боевых действий 5 Гв танковой армии по прорыву немецкой обороны северо-западнее Шауляй совершил 25 вылетов на выполнение боевых заданий командования армии. Из них: 5 на разведки войск и техники противника, на связь с действующими частями армии на передовой линии боевых действий.

Все даваемые задания в сложных условиях под обстрелом наземных войск противника, при наличии большой насыщенности истребительной авиации выполнил отлично.

Тов Шейнкман добытыми данными разведкой оказал помощь командованию армии в принятии дальнейших решений.

Тов Шейкман за проявленное мужество и самоотверженность в борьбе с немецкими захватчиками достоин награждения правительственной наградой орденом «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА».

 

Довольно необычный факт: На представлении к ордену Красной звезды вначале синим карандашом поставлена утверждающая этот орден резолюция, а затем более старшим командиром внесена красным цветом резолюция о повышении награды до Ордена Отечественной войны 2 ст.

 

При составлении  биографии использованы материалы интервью Якова Шейнкмана

(Г.Койфман, сайт https://iremember.ru/memoirs/letchiki-bombardirov/sheynkman-yakov-mikhaylovich/)

Также на нашем сайте имеется биография еще одного участника войны, служившего в 994-м Ночном бомбардировочном авиаполку - капитан медицинской службы Либерман Миньона Иосифовна

 https://www.jewmil.com/biografii/liberman-minona-iosifovna

Александр Энгельс

Статьи

Видео

Забытый генерал Яков Крейзер
24.09.2019
Доктор Саша
24.09.2019
Наука побеждать Подвиг комбата
07.08.2019