Камандир 106-го партизанского отряда

Зорин Шолом Натанович

1902
-
1974
Награды

 Орденами Отечественной войны 1-й степени, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медаль "Партизану Отечественой войны 1941-1945", медаль за победу над Германией.

Звания

 

Должности

командир взвода подрывников 1942-1943

командир 106-го партизанского отряда 1943-1944

Биография

 Родился в Минске в 1902 году и долгое время работал столяром в родном городе. Участник гражданской войны. Бежал из Минского гетто. После окончания Великой Отечественной войны инвалид Зорин находился на хозяйственной работе в Минске. В 1971 году репатриировался в Израиль, где умер в 1974 году.

 

В отряд Зорина входили, главным образом, небоеспособные беженцы из Минского гетто. Создан 5 июня 1943.

Главной его задачей было не только сопротивление нацистам, но и спасение евреев.

Этот отряд, кроме проведения боевой деятельности, стал базой, снабжавшей другие боевые отряды нужными им специалистами. Через связных 106-го отряда партизанские формирования, нуждавшиеся в медицинской помощи, обеспечивались врачами и медицинскими сестрами. Зоринцы обеспечивали партизанские отряды, базировавшиеся в Налибокской пуще, оружейными мастерами, печатниками для подпольных типографий, портными, сапожниками, пекарями.

9 июля 1944 года 106-й отряд соединился с частями Красной Армии. К этому времени он насчитывал 141 бойца и 421 члена семей.

 

 

Из воспоминаний партизана Окунь Л.И.

 

Расскажите о Зорине.

Л.И.О. - Семен Натанович Зорин был нашим соседом по гетто и ушел в лес в начале 1942 года. В гетто он женился на нашей соседке, которую, кажется, звали Фаней, и одно время тоже жил в домах на улице Островского.

 

Ему было тогда сорок лет, до войны он работал столяром. Семен Зорин был отличный командир, и только благодаря его уму и мужеству нас не раздавили каратели.

 

Зорин был человеком решительным, резким, и часто говорил партизанским командирам в лицо, все, что он о них думает, особенно, когда наш отряд явно подставляли на гибель во время немецких карательных операций. Большим "дипломатом" он не был, одним словом.

 

Но Зорин был вынужден часто маневрировать со своим отрядом, спасая "семейный лагерь" от немцев, полицаев, польских легионеров и, к сожалению, от отдельных "интернационалистически настроенных" партизанских отрядов, находившихся с нами по соседству. Из Старосельских лесов и из Дзержинского района мы уходили в Налибоки, а потом, после очередной немецкой блокады, ушли в Клетище, в Ивенецкий партизанский край.

 

Зорин устроил несколько запасных лагерей для отряда. Он сделал все что мог, чтобы спасти евреев.

 

Я не слышал, чтобы Зорину присваивали звание ГСС, знаю только, что его хотели представить к этому званию за боевую деятельность в качестве подрывника, но не как командира "Еврейского семейного отряда".

 

Но до представления на Звезду Героя дело не дошло, некоторые партизанские руководители не простили Зорину его независимости. И после войны власти давили Зорина, как могли, но деталей тех событий я вам рассказывать не буду. "Прессовали" Зорина так, что...

 

Семен Зорин имел из наград только два ордена Отечественной Войны, орден Красной Звезды и партизанскую медаль .

 

Летом сорок четвертого Зорин потерял в бою ногу, и после войны ходил на протезе. Несколько выживших "поляков" - подрывников из зоринского взвода сразу после войны уехали в Израиль и звали своего командира к себе. В 1971 году, Зорин эмигрировал сюда и через несколько лет умер в почете.

 

 

 

Г.К. - Какова была численность и структура отряда №106?

Л.И.О. - Отряд делился на боевую роту, в которой к началу 1944 года было 140 вооруженных бойцов, на хозяйственную роту, и на семейный лагерь, в котором было около пятисот беженцев из гетто. Отряд полностью состоял из спасшихся минских евреев, бывших городских жителей. В отряде было 150 детей-сирот, для них организовали школу в семейном лагере. В хозяйственной роте и медицинской части отряда было много специалистов, и из многих окрестных бригад к нам обращались за помощью, просили врачей, оружейников, сапожников.

 

Привозили к нам оружие на ремонт. Помню, у Зорина был красавец конь, по прозвищу Васька, так за него партизаны давали два новых немецких пулемета.

 

Подрывную диверсионную группу в отряде разрешили организовать только в 1944 году, после долгих и повторных просьб Зорина.

 

Вся диверсионная деятельность на "железке" проводилась только с разрешения руководителей партизанского края, поскольку, снабжение минами, взрывчаткой, и распределение участков для диверсий на железной дороге, шло только через них. Боевой ротой командовали в разное время Копелевич и Тамаркин, а подрывниками были - Черняк, Дулец, Тейф, Хейфиц и другие.

 

Мне приходилось ходить на боевые операции отряда, но в основном, я находился или в охранении, или в оцеплении места проведения операции. Как-то постреляли больше двадцати полицаев, но мне их убивать не дали, сказали - "Молод еще!" "Своих" немцев я начал убивать, уже служа в разведке.

 

Г.К. - Когда Вы сказали - "подставляли наш отряд", что Вы имели в виду?

Л.И.О. - Начинается немецкая блокада, карательная операция. Все соседние бригады, получив информацию из штаба партизанского края, тихо снимаются с мест и заблаговременно уходят из опасного района. А отряд Зорина никто о карателях не предупреждает...

 

Такой случай, первый раз произошел в Налибоках, в июле 1943 года. Мы целый месяц метались в кольце блокады, бросив всех коней, коров, и даже мешки с какими-то остатками продовольствия, с картошкой и сухарями. Прятались на болотах, детей несли через трясины на руках. Шли по грудь в болотной жиже. В отдельных местах пилили лес и делали гати до островков на болотах.

 

Немцы шли цепями, но из-за опасности провалиться в болотную топь, каратели сбивались в кучки и шли группами, с проводниками - полицаями впереди. Кому из нас повезло попасть в "зазор" между этими группами, тот и выживал...

 

Немецкие карательные операции у нас называли "марафоном". И так отряд подставили еще как минимум два раза.

 

Последний раз это случилось в июле 1944 года, во время немецкого отступления из-под Минска. Отряд не предупредили, что к нашей базе идет, как "девятый вал", большая группа отступающих с востока немцев. А ведь эта группа спокойно прошла мимо разведки соседней бригады:

 

Хорошо, что наш передовой дозор заметил немецкую разведку. Боевая рота отряда вступила в схватку. И только, когда после долгого и жестокого боя, немцы стали отступать, соседняя бригада прислал к нам подкрепление.

 

Г.К. - Насколько были опасны для советских партизан польские отряды АК?

Л.И.О. - Это были звери. Долгое время они сохраняли определенный "нейтралитет" по отношению к "советским" партизанам, но в 1943 году очень много партизан погибло от рук этих "аковцев", и с ними началась война. Польские отряды АК были объявлены "вне закона".

 

У нас, к этим полякам-легионерам, из группы поручика Нуркевича, известного палача, как-то попали в плен двенадцать человек из отряда. Поляки долго мучили и избивали пленных партизан, а потом расстреляли в лесу. Поляки торопились. Двоих они не успели добить, и эти два человека, раненые, но выжившие при расстреле бойцы, добрались до отряда и рассказали партизанам об этой трагедии.

 

 

 

Г.К. - Почему к еврейскому семейному отряду Бельского белорусские партизаны относились лучше, чем к отряду Зорина? Я понимаю, что Вы тогда были четырнадцатилетним подростком, и не могли знать всех нюансов и хитросплетений в отношениях между партизанами. Но Вам довелось много общаться с бойцами из других отрядов, и я думаю, что со временем, Вы, составили свое твердое мнение по этому вопросу.

Л.И.О. - Я же вам сказал, что Зорин был человеком прямым, честным и резким, говорил правду в лицо, а очень многим партизанским командирам не всегда это нравилось. А по поводу Бельского, я могу только пересказать вам информацию, услышанную мною от бывших партизан из этого отряда.

 

Отряд Анатолия (Тувьи) Бельского был создан в 1942 году четырьмя братьями Бельскими, бежавшими во время расстрела евреев в новогрудском гетто. Отряд сначала состоял из 17 человек. Отряд Бельского считался "польским", поскольку был полностью сформирован из "западников", польских евреев из Западной Белоруссии, которую присоединили к СССР только за два года до начала войны. В отряде Бельского был семейный лагерь на 800 человек, женщин и детей, и очень сильные боевые и диверсионные группы, в общей сложности примерно 450--500 партизан-бойцов.

 

Подрывники Бельского вообще считались асами диверсий и пользовались большим уважением и авторитетом в партизанской среде. Никто из "местных партизан" не рисковал связываться с отрядом Бельского, поскольку "польский отряд" никому ничего не прощал, и мог, если надо, в одно мгновение, поставить под ружье полтысячи беспощадных бойцов и вступить в бой с любой "советской" партизанской бригадой, при малейшем намеке на агрессивный выпад в свой адрес. Комиссары в отряде Бельского были частью "общепринятой декорации", и не более...

 

И хотя, как мне рассказывали бойцы из этого отряда, Анатолий Бельский умел поддерживать хорошие и ровные отношения со всеми партизанами в округе, но Бельского определенно боялись... У отряда Бельского были "острые зубы" и отборные ребята-головорезы, польские евреи, не отличавшиеся лишней сентиментальностью.

 

Так что "зеленые", отряды казаков и просто "красные" партизаны, были обязаны прежде подумать, а стоит ли им грабить продовольствие у отряда Бельского или убивать по-тихому его партизан или евреев из семейного лагеря Тувьи Бельского.

 

И примеры, как партизаны Бельского "воспитывали" своих "лесных соседей", у меня хорошо сохранились в памяти...

 

Если у вас есть желание, я вас познакомлю с бывшим подрывником из этого отряда. Этому человеку можно верить, и если он захочет, то расскажет - "Как это было"... Отряд Бельского ставил перед собой две конкретные задачи - спасать еврейское гражданское население и уничтожать немцев и полицаев, и сметал на своем пути всех, кто как-то мешал ему осуществлять эти задачи.

 

В конце войны, почти все партизаны Бельского ушли в Польшу, и в СССР из состава его отряда имени Калинина мало кто остался. Вообще, правду о партизанской войне в Западной Белоруссии до сих пор мало кто знает. И, наверное, уже не узнает никогда... Даже я стал сейчас многое забывать из тех страшных событий...

 

Г.К. - Как поступали в Вашем зоринском отряде с пленными немцами и полицаями?

Л.И.О. - На куски разрывали, забивали насмерть. Даже пули на них не тратили. Но полицейского начальника, палача и изверга Мазуркевича, взятого в плен нашей разведкой, расстреливали на глазах у всего отряда, по приговору суда.

 

Вот вы мне сейчас рассказали, что когда в бою 6/7/1944, у хутора Борки, отряд №106 взял в плен пару десятков немцев, то их не убили, а передали в штаб партизанского соединения. Не знаю, так ли это. Вряд ли... Надо спросить у других партизан отряда №106.

 

Я не думаю, что такое могло произойти в нашем отряде, мы немцев в живых никогда не оставляли. Скорее всего этих немцев там же растерзали после боя... Тем более, в том бою отряд понес серьезные потери, а Зорин был тяжело ранен.

 

Сам я в этом бою не участвовал, поскольку был уже в Красной Армии.

Видео

Забытый генерал Яков Крейзер
24.09.2019
Доктор Саша
24.09.2019
Наука побеждать Подвиг комбата
07.08.2019